четвер, 7 квітня 2011 р.

Русские были честными воинами. А американцы боятся


Запад начинает менять свое мнение о войне, которую вел в Афганистане Советский Союз. 
Афганистан сегодня вновь бурлит. 1 апреля в ряде афганских городов начались «мирные» (как уверяли их организаторы) демонстрации против сожжения Корана американским пастором Терри Джонсом 20 марта в одной из церквей Флориды. Демонстрации очень скоро переросли в беспорядки, жертвами которых стали и сами протестующие, и представители афганской полиции, и иностранцы. 
Напомним, в воскресенье в Кандагаре толпа предприняла попытку штурма здания ООН, полиция в ответ открыла из пулемета огонь на поражение. Погибли более 100 человек. А в пятницу, 1 апреля, разъяренная толпа напала на офис ООН в Мазари-Шарифе. Среди погибших – сотрудники международной организации. Представителю России Павлу Ершову чудом удалось спастись. В воскресенье же беспорядки вспыхнули в Джелалабаде. Словом, Афганистан переживает очередной взрыв ненависти к западным оккупантам и Западу в целом.

А на самом Западе тем временем все чаще начинают анализировать опыт афганской войны СССР. И приходят к неутешительным выводам. Для себя неутешительным.


«Я был в Афганистане, – заявил в интервью «Российской газете» автор изданной месяц назад в Лондоне книги «Афганцы» сэр Родрик Брейтвейт, бывший (1988-1992) британский посол в Москве. – И задавал там вопрос: когда вам лучше жилось – сейчас или при русских? Интересно, что все афганцы даже саму постановку вопроса считали глупой. Каждый из них отвечал: «Конечно, лучше было при русских». Так говорили все (выделено нами. – Прим. KM.RU). Они объясняли, что тогда была работа, а сейчас ее нет. Тогда было электричество, а сейчас его нет. Тогда было более или менее спокойно в Кабуле, а сейчас – уже нет. Некоторые при этом с ностальгией вспоминали президента Наджибуллу, уверяя, что он бы сумел справиться с сегодняшними вызовами».

Наджибулла – тот самый последний «предталибовский» президент Афганистана, которого подло предал Горбачев. Горбачев ведь не только вывел советские войска из Афганистана, но даже отказал Кабулу в поставках нашего оружия. Наджибулла, кстати, достойно противостоял талибам даже после ухода «шурави» (чего наверняка не смог бы сделать нынешний кабульский режим без поддержки западной коалиции). Но введение горбачевским СССР эмбарго на поставку оружия для Наджибуллы было уже ударом ниже пояса. Горбачев просто бросил тогдашнее афганское руководство на растерзание талибам.

Но вернемся к книге сэра Родрика Брейтвейта. Он, кстати, далеко не рядовой автор, а, можно сказать, «действительный член» британского истеблишмента, который работал не только послом в России, но в разное время являлся также советником британского премьера, главой Объединенного комитета информационных служб (т. е. британской разведки).

«В Герате у меня была встреча с одним старым человеком, который 9 лет воевал против ваших (советских солдат. – Прим. КМ.RU), затем воевал против талибов, а сейчас, как я подозреваю, сражается против американцев, – рассказывает Родрик Брейтвейт. – Он тоже сказал, что лучше было при шурави. Я спросил: «Но разве русские не были более жестокими, чем американцы?» – «Совсем нет, – ответил он. – Они были честными воинами, воевали с нами лицом к лицу. А американцы боятся, они убивают наших детей и жен бомбами с неба».

На вопрос корреспондента «РГ», какие открытия ожидали его в ходе написания новой книги, сэр Родрик Брейтвейт откровенно признается: «Открытий было много. Самым неожиданным оказались те взаимоотношения, которые сложились в ходе военной кампании между русскими и афганцами. Это – совсем не то, чего я ожидал. Теперь понятно, почему ваши ветераны так охотно возвращаются туда. В ходе войны, как я понял, по всей стране было разбросано более 800 маленьких застав и блокпостов, на которых служили по 10-20 человек. Естественно, солдаты и офицеры очень тесно соприкасались с местным населением – крестьянами, торговцами, муллами».

Отчетливо видит автор книги и разницу между той войной, которую вел в Афганистане ограниченный контингент советских войск, и той, что ведут сейчас там силы западной коалиции. Притом, что в обеих военных кампаниях немало общего, признает Родрик Брейтвейт, «но есть и разница. Ваши воины сражались много, они практически не выходили из боев, а мы воюем сравнительно мало. Хотя у вас было меньше солдат, чем у нас сейчас: ваш контингент имел 120 000 человек в самом конце войны, а у нас теперь 150 000 человек. При вас основные магистрали были открытыми для передвижения колонн, а при нас – нет. И еще у нас есть Пакистан, а 30 лет назад Пакистан был против вас».

К самому вводу советских войск в Афганистан британский автор относится, можно сказать, с пониманием: «Многие у нас до сих пор уверены в том, что злые русские вторглись в мирный Афганистан, преследуя какие-то свои коварные цели. И всё. Но при этом забывают, что была и есть политическая история, между нашими державами складывались непростые отношения в связи с Афганистаном и в XIX веке, и в начале XX века. Это называют еще «Большой игрой». Мне показалось очень интересным и полезным исследовать эту историю, особенно еще и потому, что теперь наши военные и советники находятся в Афганистане и решают многие из тех проблем, с которыми сталкивались когда-то ваши солдаты и советники».